metrika
Меню Закрыть
Просмотров: 96
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 5,00 из 5. Кто-то оценил эту публикацию, оцените и Вы!)
Загрузка...

Вероника КЕЛЬБЕККЕР: «Музыка помогает выразить свои чувства»

Вероника КЕЛЬБЕККЕР, фото 1

Эта 26-летняя девушка поёт, рисует и пишет стихи, мечтает о том, чтобы в мире стало больше добра и надежды. А ещё она заботится о четырёх питомцах семейства кошачьих. Её глаза меняют цвет в зависимости от настроения и энергетики собеседника. Достаточно редкое свойство, за которое преследовали в средневековье. Специально для вас, дорогие читатели, интервью вокалистки группы ZombielanD по имени Вероника. Встречайте!

— Вероника, Находка твой родной город?

— Нет, я родилась в Черемхово, маленьком шахтёрском городке под Иркутском. Замечательный город, но абсолютно без перспектив, как и многие города в 90-е годы… Потерпели крах, исчезла работа, и соответственно, потом маме пришлось переехать в Иркутск. Я стала жить с бабушкой. Потом она переехала в Находку и позвала меня сюда.

— Сюда ты переехала, когда тебе было 16 лет?

— 16-17 лет, тогда училась в 11-м классе. У нас огромная и очень дружная семья, нет такого понятия, что, например, тётя — не родной человек. Её двое детей для меня как родные брат и сестра. Отец просто, как и многие в те годы, запил. Мама не стала терпеть и ушла.

— С мамой вы поддерживаете отношения в настоящий момент?

— Мама сейчас живёт в Израиле. У нас всегда были дружеские отношения, достаточно близкие. Она приезжает сюда, я приезжаю к ней. Она переехала как раз тогда, когда началась пандемия.

— Какую школу ты окончила?

— Среднюю школу №7 «Эдельвейс». Также окончила художественную школу.

— Ты хорошо рисуешь?

— Я рисую по настроению. Бывает, вот, пришло… На так, чтобы специально «а сейчас я напишу картину». Берёшься и… Приходит всё, что угодно, кроме картины. Так же точно происходит и с музыкой.

— Твои работы демонстрировались публике?

— Нет, я очень критично к себе отношусь. Художка для меня была отдушиной потому, что учёба в школе далась очень сложно. Дети зачастую бывают злые, если их не воспитывают правильно. А я не терплю несправедливость, мне надо было защищать всех. За что мне всегда и «прилетало».

Вероника КЕЛЬБЕККЕР, фото 2

— Издевались морально или физически?

— По-разному. Надо мной, например, за внешний вид. В 13 лет мама предложила проколоть бровь, чтобы «не было там, татуировок, или слишком много пирсинга». За пирсинг меня могли столкнуть с лестницы. Для многих школа оказалась местом, где приходилось выживать. Я недавно проводила опров в Instagram на тему «Издевались ли над вами в школе?». К сожалению, многие знакомые ответили утвердительно.

— Сейчас многое изменилось.

— Сейчас, да. Наверное, сложно быть бунтарём. Любой человек может нацепить кожаную куртку, покрасить волосы, сделать пирсинг… Но это клёво. Я за то, чтобы мир стал добрее, люди стали сплочёнными. К сожалению, в России больше всего русских ненавидят русские.

— Это парадокс, да.

— Сейчас, по прошествие времени, детям легче с этим. Но всё равно, лишний вес или другие дефекты высмеиваются кем-то, но уже не так сильно. У нас, например, девочку травили за то, что её мама работала техничкой в школе. Тогда было некому воспитывать своих детей, все пытались хоть какую-то копейку принести домой, многим зарплату выдавали холодильниками.

— Ты застала всё это, хотя твои школьные годы пришлись, в основном на нулевые годы.

— В основном, да. В маленькие городки всё приходит позже, 90-е сохранялись достаточно долго.

— Вернёмся к твоему детству, чем ты увлекалась в те годы?

— У меня был театральный кружок при Доме культуры, мы выступали на всех праздниках, проводили городские мероприятия. Потом, когда трагически погиб преподаватель по театральному искусству, его зарезали в подворотне, мне пришлось взять организацию мероприятий на себя.

— О чём ты мечтала в то время?

— Я очень хотела стать актёром Музыкального театра, выступать в мюзиклах. Но не получилось в меру обстоятельств, не было денег на обучение.

Вероника КЕЛЬБЕККЕР, фото 3

— Когда ты впервые начала петь?

— Пела, наверное, с детства. Вся моя семья очень музыкальная. Дедушка играл на аккордеоне и фортепьяно, сочинял прекрасную музыку, не зная нотной грамоты. Тётя моя с высшим музыкальным образованием — хоровой дирижёр. Мама играла на гитаре, дядя на баяне. «Растяни меха гармошка и давай наяривай…» Мама пела мне колыбельную «Город Золотой» группы Аквариум, «Пачка Сигарет» группы Кино (улыбается). Но пришла я к этому намного позже, наверное, сначала акцент был на актёрском искусстве.

— То есть, всё началось уже здесь, после твоего переезда?

— Здесь я решила найти театральный кружок, не нашла тогда народный театр «Рампа». Увидела объявления от [прежней] вокалистки группы ZombielanD Дарьяны Маньковой о наборе на уроки вокала. И занималась у неё, тогда поняла, что мне это нравится. Понравилось, что через музыку тоже можно выражать свои чувства.

— Значит, в группе ZombielanD ты не новичок, и не вокалистка на «один день»?

— Когда я училась у Дарьяны, они как раз записывали дебютный альбом. Уезжая работать в Китай, она сказала, что когда-нибудь я стану вокалисткой этой группы. Вокалисткой я не стала сразу, но потом Саша [Гавриленко] обратился: «Ты поёшь? Пошли!» (улыбается).

— После Дарьяны твоё профессиональное музыкальное развитие продолжилось?

— Потом я поступила в музыкальный колледж, но там была очень маленькая стипендия. Одновременно нужно было работать, а находится в колледже необходимо практически с утра до ночи. Не смогла совмещать, появились проблемы со здоровьем. Пришлось уйти, к сожалению. Уже после колледжа брала уроки вокала в частной студии, но из-за ошибки педагога сорвала голос и полтора года потом восстанавливала. Всё же успела побывать на музыкальных фестивалях и конкурсах, позанимать призовые места. Я до сих пор необразованная и по этому поводу очень сильно переживаю. Я люблю учиться, сейчас обучаюсь вокалу онлайн.

— Какую музыку ты любила и продолжаешь любить сейчас?

— На самом деле, не особо многое поменялось, возможно добавились какие-то исполнители. В детстве слушала классику, русский рок, в основном — то, что мама любила. Любила всегда и люблю сейчас ДДТ, Король и Шут, Пикник. Из классики очень люблю Шопена, Рахманинова. Из зарубежной музыки — Kamelot, Оззи Озборн. Из русской — Louna, ValenTIME (г. Санкт-Петербург) — там поёт мой педагог.

Вероника КЕЛЬБЕККЕР, фото 4

— Стиль группы ZombielanD тебе близок? То есть, ты органично чувствуешь себя в коллективе?

— Да. Дело в том, что Саша тяжёлый достаточно человек. Тяжёлый потому, что требовательный. Требует от других то, что требует от себя. И в этом плане я его очень сильно поддерживаю потому, что… Чтобы взять и сделать что-то хорошо прям сейчас — для этого нужно приложить какие-то усилия. Он много говорит, пытается всем объяснять очень ёмко, но как лидер коллектива вполне хорош.

— Творческая свобода у тебя есть?

— Да, вот, в ближайшее время мы сделаем пару песен с моими текстами. В аранжировках я копаюсь, выискиваю какие-то неточности, предлагаю что-то изменить.

— Расскажи, пожалуйста, о композициях, которые вы с группой планируете записать. Будет ли перезаписан с твоим вокалом прежний материал, например песня «Ветер в волосах»?

— Перепето, наверное, нет. Это уже история, это замечательный период ZombielanD, наверное, золотой его век. У нас темы будут более приземлёнными. Если раньше было много ангелов, демонов и всего в этом роде, то сейчас более житейская направленность. Осуществляй свою мечту, там, иди к своей цели до конца. То, что нам хочется, чтобы люди расслышали. Песни стали прямолинейные.

— То есть, философская лирика?

— У нас есть песня «Песок»: «Я смотрю на пустеющий пляж, ветер бросил в лицо мне песок, время, знаю, сотрёт и меня, наша жизнь — одиночества срок…» То есть, несмотря на то что время скоротечно, и мы все рано или поздно уйдём отсюда, нам нужно исполнять свои мечты, стремится к целям.

— У будущего альбома уже есть название?

— Мы ещё не решили, на самом деле. У нас очень много наработок, зарисовок.

Вероника КЕЛЬБЕККЕР, фото 5

— Светлый посыл творчества всегда отражает твоё внутреннее состояние?

— Я человек, достаточно, депрессивный. Из-за многих обстоятельств в моей жизни. Но мы не сдаёмся, мы идём. Саша тоже, скажем так прямо, многое пережил. Тем не менее, каким-то образом он «энерджайзер», всегда старается быть весёлым.

— Наверное, от этого никто не застрахован полностью.

— Год назад умерла моя бабушка, воспитавшая во мне личность, и я впала в депрессию. До сих пор не могу прийти в себя. Если бы я не верила в людей, не верила в доброту, то неизвестно куда бы себя загнала.

— Речь идёт о дурдоме, суицидальных мыслях?

— Да. Я никогда не была супер-позитивной. В моей жизни было, наверное, всё. И предательство, и насилие, домогательства и потери близких людей. Но если бы на этом постоянно акцентировалась и не было бы музыки, стихов, то закончила бы… В лучшем случае, в психбольнице (смеётся).

— Удивительно, что испытания тебя не озлобили так, как порой озлобляют других гораздо более мелкие невзгоды.

— Я, как и делала это моя бабушка, всегда стараюсь помочь людям, если это возможно. Всегда говорю, если что, обращайтесь. Правда, люди зачастую не обращаются, пытаются всё преодолеть самостоятельно. Но это тоже здорово.

— Ты из тех редких людей, которые как «Чип и Дейл» всегда спешат на помощь?

— Я не хочу верить, что такие люди редкие.

— Расскажи о своей профессии?

— Многие, наверное, посмеются. Я прачка в гостиничном комплексе. Это позволяет мне не быть на работе с девяти до шести. То есть, пришла, отработала и ушла.

— Ты чувствуешь, что музыка — это для тебя серьёзно, это призвание?

— Без неё, наверное, меня нет. Музыка всегда была рядом со мной.

Вероника КЕЛЬБЕККЕР, фото 6

— С каким репертуаром ты выходила на сцену раньше?

— Пела, в основном, попсу и фолк. Конкурсы диктовали то, что нужно петь. Это не просто ты захотел и поёшь… Была дуэтная песня с Всеволодом ЯЗОВСКИМ, сейчас он перешёл с эстрадного вокала на академический.

— Как называется ближайшая песня, которую ты планируешь записать с группой в качестве сингла?

— «Ты успеешь». Песня о том, что мы иногда гонимся за ложными вещами.

— Где вы будете записывать этот трек?

— На дому у Андрея Малькова, нашего друга, хорошего звукорежиссёра.

— Каковы твои литературные предпочтения?

— Очень люблю перечитывать книги потому, что каждый раз нахожу для себя что—то новое. К примеру, каждый год перечитываю «Мастер и Маргарита» БУЛГАКОВА. Также и с повестью «Собачье сердце». Очень люблю Гоголя. Люблю, на самом деле, «Гарри Поттера» (улыбается). Очень люблю поэзию Роберта Рождественского.

— Чем ты любишь заниматься в свободное время?

— Играю в компьютерные игры, рисую, люблю готовить.

— Какое твоё любимое время года?

— Люблю осень и новогодние праздники. Люблю очень прохладу и запах осени.

— Прямо как истинный поэт… Ты ощущаешь себя русской?

— Да. Я горжусь тем, что у меня еврейские корни. Также есть греческие корни, и ещё, наверное, много какие по отцовской линии. Я хочу, чтобы Россия процветала. Хоть какими-то маленькими шажками: там, убраться на сопке, кому-то пожелать доброе утро. Начинать нужно с себя.

— Расскажи о творческих планах твоей группы, где бы вы хотели выступить после записи нового альбома?

— Выступать хочется, хочется до Иркутска доехать. Я считаю, что всё это реально. В принципе, нет никаких ограничений, когда ты что-то хочешь. Главное оставаться собой, оставаться добрым человеком. Не надо идти по головам.

— Какие качества в людях ты ценишь больше всего?

— Доброта, открытость и, наверное, настоящесть. Когда человек не строит из себя то, кем он не является, с ним гораздо интереснее общаться.

— От депрессии тебя частично спасает творчество?

— Рисунки, самые красивые песни, какие-то мелодии я всегда сочиняла в моменты глубокой депрессии, когда уже было невыносимо. Депрессия для меня не просто «грустинка», она выражается в физической боли. Очень хочется, чтобы это прекратилось. Меня спасает то, что можно творить, но иногда нет сил на это. Надо заставлять себя.

— Что ты посоветуешь тому, кто сейчас страдает?

— Если у человека депрессия, лучше всего обратиться к специалисту. Потому что не каждый может вытащить сам себя за волосы.

— Как ты сейчас себя чувствуешь?

— Пока держусь. Иногда мне больно, но пытаюсь приходить в себя.

— Панические атаки происходят неожиданно?

— Это абсолютно неожиданно. Может на работе или во время выступления.

— Какие вещи могут тебе помочь в такие моменты?

— Бутылка воды и что-то позитивное, на что можно переключить мозг от тревожных мыслей. Например, что-то почитать, посмотреть видео по декору дома к празднику.

— У тебя много добродетелей, то есть причин полюбить себя. Тебе это удаётся?

— Наверное, нет. Я слишком критично к себе отношусь, задаю такие стандарты, до которых трудно добраться. Я люблю какие-то вещи в себе. Очень много было комплексов, с некоторыми я справилась. Я себе позволила быть обычным среднестатистическим человеком, и от этого я счастлива.

Вероника КЕЛЬБЕККЕР, фото 7

— Вероника, что бы ты пожелала нашим читателям?

— Будьте собой, не теряйте себя — это главное. Сохраните свет свой, несите этот свет, будьте добрее, будьте открытыми, помогайте нуждающимся в вашей помощи.

 

Беседовал Сергей ПЛЯСОВ

Поделиться
  • 4
  •  
  •  
  • 27
  •  
  •  
  •  

Схожий Материал

Добавить комментарий