metrika
Меню Закрыть
Просмотров: 151
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5. Кто-то оценил эту публикацию, оцените и Вы!)
Загрузка...

Александр ГАВРИЛЕНКО: «Музыка позволяет мне узнавать себя»

Александр Гавриленко, музыка, фото 1

Этому парню сейчас 36 лет, он родился в год выхода первого альбома группы Ария. Возможно, поэтому, в свободное время он не расстаётся с электрогитарой. Его коллектив под названием ZombielanD играет музыку в стиле хэви-металл. Когда ему тяжело на душе, он играет на гитаре, когда хорошо, играет на этом же инструменте…

О себе, своих увлечениях и планах на будущее Александр ГАВРИЛЕНКО рассказал в небольшом интервью, которое мы предлагаем вашему вниманию.

— Саша, ты родился в г. Красногоровка на Украине. Твоё детство можно назвать счастливым?

— Оно было волшебным. Потому, что было полноценным. В три года я ел грязь. Затем ходил на рыбалку, купался в речке, катался на велосипеде… То время, когда у тебя есть друзья во дворе, скучающие по тебе, если ты отсутствуешь.

— О чём тогда мечталось?

— Что я стану суперуниверсальным солдатом, буду прекрасно готовить, замечательно петь, великолепно играть и ещё хорошо танцевать. Когда повзрослел, понял, что необходимо выбрать что-то одно и быть в этом хорошим, иначе будешь посредственным во всём. Но тогда об этом не знал. Я был в меру хвастливым, в меру трусливым, но слава Богу, не завистливым. В школу ходил с удовольствием, на линейках читал стихи, посещал бальные и русские народные танцы, секцию карате. О музыке речи ещё не было, но в принципе, бабушка пела постоянно застольные песни. Для меня это означало какой-то праздник, большой стол, за которым сидит весь двор, и возможность получить что-то вкусное.

— Наверное, праздники ты очень любил?

— На новогодние и рождественские праздники на Украине мы тогда ходили посевать, колядовать, щедровать. То самое, о чём писал Гоголь в «Ночи перед Рождеством». Мы все были дружными, на самом деле, что очень сильно сформировало у меня ощущение детства, своего двора и своих ребят.

— Друзей у тебя было много как там, так и здесь?

— Нет, друзей у меня… Было очень много знакомых и приятелей, а вот именно друзья стали появляться уже в школе. В те самые времена, когда ты смотришь на девочку и понимаешь, что ты её, наверное, любишь. Делиться этими впечатлениями со всеми подряд было как-то не очень, поэтому делился только с теми, кому доверял. А вот кому доверяешь, уже друзья. Это два или три человека с кем можешь посекретничать. Здесь у меня есть друг Сергей Кобялко, который случайным образом появился в моей жизни. И он на музыканта похож больше, чем я. Длинные волосы, борода… По профессии он электрик. Это наш местный Маугли, тот, кто больше всего трясёт головой на рок-концертах.

— А вообще, почему твоя семья решила переехать в Россию?

— Всё очень просто. Моя мама искала счастья. В 90-е годы все искали счастья, мама решила искать кардинально. Знакомая бабушка жила с нами в Украине по соседству, а её родственники здесь, вот к ним мы и переехали. Так, неожиданно, мы очутились тут. На удивление, для меня переезд был безболезненным, так как там меня ничего не держало.

— К счастью, болезненного расставания с первой любовью у тебя не происходило?

— Не дошло до этого. Вот через год уже, наверное, было бы (смеётся). Но так как я не признался, ничего не было. Эта девушка потом вышла замуж, сейчас живёт в Донецке. Её муж воюет, в прошлом году точно воевал. И всё у них хорошо в семейной жизни — это правда.

— В общем, Находка стала твоим вторым домом. Было ли желание переехать ещё куда-то, например, во Владивосток?

— Есть много людей, которые любят Владивосток, называют его «вторым Сан-Франциско». Город не понравился потому, что большой. Моя Красногоровка была маленьким городом. Правда, там были бескрайние поля и голубое небо. Здесь мне очень понравилось, я распробовал Находку через 10 лет после переезда сюда. Я смотрю в окно: море, корабли, сопки — всё это не для того, чтобы мы наслаждались, а для того, чтобы мы выживали, боролись и становились человечнее. Как-то так я смотрю и это очень для меня своеобразно. Раньше хотелось, чтобы всё было комфортно и замечательно, но со временем пришел к выводу — если слишком комфортно, если всё легко даётся, то перестаешь ценить, что получаешь. Я благодарен судьбе за то, что приходится что-то выгрызать зубами. Во-первых, ты не на всё бросаешься, а во—вторых, если ввязался в авантюру, идешь до конца.

Александр Гавриленко, музыка, фото 2

— Когда в твоей жизни появилась музыка?

— Это очень необычная история. Лет семь-восемь я занимался плотно рукопашным боем, не стремился занимать какие-то места и быть чемпионом, мне просто нравилось. В один прекрасный момент тренер предложил набрать свою группу для тренировок. Пару раз я его замещал на занятиях, когда он отсутствовал. У меня возник когнитивный диссонанс — понял, что не могу требовать «упал, отжался» от кого-то, если сам не в состоянии сию же секунду сделать то же самое вместе с ним. Тренер ведь нужен для двух вещей — первое, заставлять делать что-то, второе, тормозить, чтобы человек себе не навредил. Он как дирижёр, который не обязан играть на каждом инструменте, но должен знать все партитуры. Поэтому от спорта я начал уходить медленно в музыку. Ещё и потому, что в спортивном лагере мне понравилась девушка. Хотелось признаться в чувствах, но посчитал себя заведомо её недостойным. Вернувшись с лагеря, случайно услышал в автобусе песню Арии «Осколок льда». Песня простая-простая, но так меня поразила. Стало интересно, почему песня способна воздействовать так, что кажется, будто в ней поётся о тебе. После этого начались мои поиски учителя игре на гитаре. В итоге нашёл и ходил к нему полгода. Потом закончились деньги, но мне успели объяснить основные вещи, после которых я стал читать литературу сам. И до сих пор так занимаюсь (улыбается).

— В общем, любовь к музыке наступила окончательно и бесповоротно…

— Музыка позволяет с помощью определённых технологий и техник воздействовать эмоционально на людей и выражать свои эмоции, при этом не прибегая к словам. И вот это меня восхитило. Музыка — ещё один язык, на котором можно общаться, не требующий перевода.

— Какое послание тебе хочется донести до слушателя?

— Я сильно-сильно-сильно хочу сделать вот что… Занимаясь ли музыкой, просто разговаривая с людьми, очень хочу, чтобы после взаимодействия со мной люди стали понимать себя лучше. Чтобы меньше совершать ошибок. Возможно, им тоже удастся влюбиться в жизнь. Жизнь хороша не тем, что тебе хорошо или сытно живётся, а тем, что ты её понимаешь. Когда я думаю о том, что рассказать людям, думаю о том, что есть надежда. Надежда, как прямое следствие того, что ты не сдаёшься. Не сдаёшься и борешься, и поэтому есть надежда.

Александр Гавриленко, музыка, фото 3

— Наверное, рок-музыка подходит для этого как нельзя лучше?

— Рок очень интенсивный, агрессивный жанр, очень быстрый. Но при этом в нём есть место для баллад, в которых можно рассказать, что людей можно любить или можно становиться лучше. Всё не просто так, не какая-то случайность, а есть определённый порядок вещей. Который мы пока ещё не понимаем, но, когда приближаемся к ощущению порядка, сразу жизнь становится понятной и привычной. Не в плане — обычно и скучно, а привычно просыпаться утром и радоваться восходу.

— Гармония с самим собой, с окружающим миром важна для человека, конечно…

— Есть много людей, которые что-то отрицают. Я тоже могу отрицать, но когда я что-то отрицаю, то я отрицаю часть себя.

— Ты оптимист или, скорее, реалист?

— Если взять терминологию Курпатова, я рефлектор с шизоидным радикалом. Звучит красиво, но непонятно. По факту я человек, который любит обращать на себя внимание. Хорошо мне от того, когда это удаётся, люди на меня реагируют. Позитивен ли я? Каждое утро я просыпаюсь с ощущением, что мои батарейки перезарядились и я готов свернуть горы. Каждый вечер возвращаюсь домой полностью опустошённым. При этом всём, если я работал и есть результат, то это опустошение добавляет удовольствия к утру. Быть человеком, значит, оставаться собой, понимать, где ты, что ты, и зачем ты это делаешь. Если это означает «реализм», то, наверное, я реалист, но просыпаюсь я всегда оптимистом.

Александр Гавриленко, музыка, фото 4

— У тебя есть свой универсальные рецепт хорошего настроения?

— Я возьму на себя смелость советовать. Потому, что знаю, что и сам без этого, вероятно, не проживу. Рецепт — в других людях, как бы это ни звучало. То есть, быть самодостаточным и независимым — очень хорошо, это дорогого стоит. Но быть независимым, самодостаточным и нужным — это непоколебимая сила. Нужным не животному, которое к тебе привыкло, а человеку, который сам мучается своими демонами внутренними или тараканами, назовём их так. Дружба — плод совместного труда. Также очень важно найти радость во взаимоотношениях с теми людьми, которые для нас авторитетны. Заслуженная похвала — награда за тяжёлый труд. В общем, необходимо получать удовольствие от общения с людьми, и тяжело трудиться чтобы заслужить право на радость.

— Давай отмотаем время назад, когда ты окончил среднюю школу «Лидер 1». Какие цели ты ставил перед собой тогда?

— Дальше была просто пустота — не знаю, чего я хочу. Этим вопросом мучимы многие люди. Интернет, реклама объясняют нам, что мы хотим, зачем нам это нужно и где это достать. Для ЧЕГО нам это нужно не объясняет никто. Подобный вопрос появился в моей голове благодаря преподавателю по русскому языку и литературе. Когда мы писали сочинение, Светлана Александровна говорила: «Вы должны сочинение писать не для того, чтобы я поставила вам оценку, а для того, чтобы вам это помогало в жизни». Мы все дружно посмеялись, но она потом объяснила: «Смотрите, вот вы пишете сочинение о Достоевском. Вам нужно ответить на три вопроса, если этих ответов нет, то сочинение не получится. Первое, что изобразил мастер? Допустим, Петербург глазами бедного студента. Второе, как он это делает, с помощью какой техники? И третье, зачем автор поднял своё тело, сделал что-то, что-то изобразил какими-то средствами… Чтобы «что» в итоге?». Вначале я пропустил мимо ушей, потом эта мысль почему-то застряла в моей голове. Я осознал, что литература, как и музыка позволяет какими-то средствами достигать определённые цели. Ты можешь понять, что автор имел в виду. А если книга шедевральна, то можешь ещё и проверять написанное.

— Наверное, в дальнейшем, ты с лихвой наверстал школьную программу по литературе?

— Ну, не всю. Для того, чтобы читать необходимо много свободного времени. И ещё у меня один «порок» — я не способен нормально читать с экрана, приходится читать бумажные книги. Я привык, что книги имеют вес, форму и страницы. В электронном варианте, если читаю, то сразу забываю прочитанное. Книга — предмет культуры, который можно подержать в руках.

— Что же делать в случае, когда книга очень редкая, либо изначально выпущена преимущественно в электронном варианте?

— Если книга редкая, то я, конечно, её куплю, если она мне очень нужна. Даже не столько для того, чтобы прочесть, а потому, что человек написал такую замечательную книгу. Мне бы хотелось, чтобы у него была возможность писать дальше. Всё зло совершается с безмолвного согласия равнодушных. Если мы сами не участвуем в культурной жизни, то не нужно удивляться, что её нет. Если есть только электронный вариант книги, то я распечатываю его на принтере.

— Помимо песен группы Ария, какую музыку ты любил и любишь до сих пор?

— Когда я начал заниматься музыкой более серьёзно, мне понравился рок, а именно хеви-металл. Довольно-таки плотно ощутимая подача, с одной стороны агрессивная, а с другой — конкретизированная музыкальная форма. Похожая на классику, допустим, на Вагнера. Очень рублёная квадратная форма, там мало сонатности. Затем я начал слушать джаз, блюз, классический рок. Структура, композиционность, сюжет, мотивы, собираемые в музыкальные фразы, мелодии — всё работает как большая композиция. На сегодняшний день люблю классический хеви-метал: Iron Maden, Manowar, Deep Purple. При этом мне очень нравится Queen, потому что группа уникальна сама по себе как явление. Очень нравится Bon Jovi.

— А как насчёт русского рока?

— Русский рок — понятие интересное, но вообще-то это битники. И ДДТ, и Машина Времени. Их интересно рассматривать в контексте времени, в котором они играли. Это, скорее, не музыкальное, а социальное явление. Я не фанат Би-2, не фанат… Я «пропустил» эти группы, а сейчас отношусь к ним как к музыкальным явлениям, которые сложно и интересно разбирать.

— Сашь, музыка для тебя — это хобби или дело всей жизни?

— Если брать мой образ жизни, то можно сказать, что это хобби. Если взять настоящий момент, то сейчас я либо научусь зарабатывать с помощью музыки, либо это останется хобби. С музыкой у меня отношения такие — я не могу её бросить потому, что без неё меня нет.

— Наверное, сейчас ты уверен в своих силах.

— Мне могут сказать, мол, поздно, ты уже большой мальчик. Да, «поздно», но это увеличивает ставки, это ещё интересней. Моя жизнь — поиски самого себя, в том числе через музыку. Через стиль музыки, через инструмент. Музыка позволяет чувствовать себя живым, когда я её создаю и играю.

Александр Гавриленко, музыка, фото 5

— Группа ZombielanD — полностью твоё детище, то есть, без лишнего пафоса тебя можно назвать её лидером?

— Да, это моя группа. И, к сожалению, всем остальным приходится с этим мириться. Потому, что человек я не простой, я не терплю безответственность. Это я, но я не существую без тех людей, на которых полагаюсь или возлагаю надежды. Моя группа — это семья, люди, на которых могу смело положиться.

— Поведай, откуда берёт начало название группы?

— Хотелось чего-то пафосного, большого, не «слизанного». В итоге мы совсем запутались, а в то время (2012 год, — прим.) как раз шёл фильм «Зомбиленд» и кто-то из нас сказал в шутку: «А давайте будем Зомбилендом». Все посмеялись, прямо похохотали и забыли об этом. А человек, который отправлял нашу заявку на участие в концерте во Владивостоке так и написал «группа Зомбиленд». И на афише появилось это название. Пришлось соответствовать глупому названию (смеётся). Мой вариант трактовки — Быть живым — это целое искусство. Это значит двигаться, думать, экспериментировать, узнавать себя, контактировать с людьми. При этом, сохраняя своё личное пространство. И это целый—целый мир. Быть зомби — значит не жить настоящей жизнью, блуждать в будущем или прошлом. Делать что-то по привычке, не понимая зачем.

Александр Гавриленко, музыка, фото 6

— Тебе нравятся непредсказуемые люди?

— Да. Наша вокалистка непредсказуемая. Это подкупает с первого раза. Отчасти, это инфантильность. Отчасти, настоящесть. Благодаря ей у меня начало получаться находить удовольствие от живых выступлений. Она замечательный человек, много чего пережила.

— Как её зовут?

— Вероника Кельбеккер.

— Ты сейчас хочешь больше выступать с концертами?

— Я бы хотел до Урала поездить по России-матушке. Едить на поезде — большое удовольствие. Хочется увидеть разных людей.

— Сколько в активе твоей группы записанных песен?

— Пока что есть только старый демо—альбом, там всего 8 песен. Сейчас готовятся пара синглов, которые мы хотим записать. И в дальнейшем хотим записать новый альбом, с новой вокалисткой мы стали звучать чуть-чуть по-другому. Изменился строй, жёсткость музыки.

— Помимо своего коллектива, писал ли ты песни для других исполнителей?

— Нет, не писал. Во-первых, меня не просили. Во-вторых, пишу я довольно специфически.

— Оставаться человеком — основной посыл твоих песен?

— Ну, вообще, да.

— Какие треки наиболее знаковые, что лучше послушать в первую очередь?

— Есть песня «Ветер в волосах», одна из известных полубаллад. Также баллада «Я не вернусь». Тяжелая песня «Страх» на стихи чужого автора.

— Что ты хотел бы передать слушателям, выступая на сцене?

— Музыка для меня — точка сборки. Я могу рассказать с помощью неё о себе, воздействовать на людей, которые могут не быть «зомби». Мне бы хотелось, чтобы, послушав мою музыку, люди задались вопросами: Зачем они? О чём они? Для чего они? То есть, что ты делаешь, как ты это делаешь и с какой целью.

— Затронем тему личной жизни. Как настоящий рок-музыкант ты выбрал холостяцкий образ жизни?

— Скорее, холостяцкий образ жизни выбрал меня сам. Скажем так, на мой взгляд, я воспитан был в таком духе, что мужчина должен быть опорой в семье, в отношениях. Смотря на то, в каком я сейчас положении—состоянии… Со мной сложно, я не самый лёгкий человек с точки зрения важности для меня моих принципов. Я бы вряд ли стал терпеть такого как я. Отношения сами не построятся, над ними нужно много работать.

— Назови одно или несколько качеств, наиболее ценимые тобой в людях?

— Ответственность. Это если ты что-то обещаешь, то необходимо выполнять. Я стараюсь научиться быть более ответственным, по-моему, это добродетель. Второе, что я ценю — искренность.

— Ты ведешь здоровый образ жизни?

— Меня можно считать, скорее, физкультурником, нежели ЗОЖником или турник-мэном. Занимаюсь спортом просто для поддержания тонуса.

— Твоя заветная мечта?

— Мечтаний море, и все они заветные, но если охарактеризовать заветную мечту, то это такое желание, ради которого ты готов действовать. В данный момент мечта — успешно перезапустить группу, чтобы мы регулярно выступали в том составе, в котором сейчас. Добиться того, чтобы мы гастролировали. Желаю выступать, желаю действовать.

— У тебя есть девиз?

— В последнее время редко использую эту фразу, но раньше она была коронной: «Встал и сделал». Звучит не очень поэтично, но по факту. Сейчас, это фразы: «Всё хорошо, всё отлично».

— Что бы ты пожелал начинающим музыкантам?

— Больше общаться с другими музыкантами, «братьями по цеху». Учиться у друг друга, брать пример с лучших представителей музыкального сообщества, экспериментировать и проверять свои находки на практике. Живое взаимодействие позволяет набираться опыта. А опыт, как известно, это знания, умноженные на практику, которая происходит в условиях противодействия среды. Это то, что называют обратной связью.

Александр Гавриленко, музыка, фото 7

 

Беседовал Сергей ПЛЯСОВ

Поделиться
  • 10
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  

Схожий Материал

Добавить комментарий